Космический мотоцикл – —

Ушел из жизни испытатель космического мотоцикла

В юности я собирал фотографии космонавтов. Портрет Александра Сереброва был одним из моих любимых – открытое лицо, голубые решительные глаза, правильные черты – точно как на первомайских плакатах. Вот таким, мне казалось, и должен быть настоящий советский человек. Удивляло только то, что Серебров редко появлялся в телепрограммах – по «ящику» предпочитали показывать других «правильных» космонавтов.

Спустя годы, когда я стал «космическим» журналистом и начал понимать как устроена жизнь за парадной витриной отечественного космоса, выяснился и феномен Сереброва. Сан Саныч (а все звали его именно так) — был человеком острым на язык, резал правду-матку невзирая на должности и потому нравился далеко не всякому начальству. Но и обойтись без него не могли – Серебров, закончивший физтех, был одним из самых грамотных и въедливых космических инженеров (напомню – многие космонавты пришли в отряд окончив летные училища, а это, как вы понимаете, совсем другое образование).

Именно Серебров был одним из разработчиков орбитальной станции «Мир» — отвечал за компоновку отсеков. Именно Серебров испытывал космический мотоцикл.

Была такая идея – снабдить скафандр для выхода в открытый космос, реактивной тягой. Как в фантастических фильмах. Космонавт нажимал на рукоятку, из сопел вылетела струя сжатого воздуха и скафандр полетел. И наши такое устройство испытывали, и американцы. Если бы испытания прошли успешно, космонавты могли бы сейчас летать вокруг станции как бабочки. Это было очень опасно – отлетать от станции на «мотоцикле». Хотя скафандр и страховали специальным фалом. Но фал мог и оторваться…

Сан Саным как-то рассказывал о самом страшном испуге в своей жизни. Это было на космическом полигоне. Он отправился на утреннюю пробежку и наткнулся на стаю бродячих псов. Он говорил, что никогда в жизни он не бежал с такой скоростью. Ну а в космосе? В космосе чего бояться? Если сам разрабатываешь технику, то знаешь чего от нее ожидать. Нужно к ней относится бережно и с пониманием, тогда она не подведет.

У Сереброва было четыре полета. Долгое время он был на почетном месте в книге рекордов Гиннеса — десять выходов в открытый космос. А однажды он чуть было не стал искусственным спутником земли. Это был 1994 году в последнем полете Сереброва. Во время выхода в открытый космос космонавты фиксируют скафандр, прикрепив трос карабином к поручню. Но болт раскрутился и поручень оторвался… В последний момент Василий Циблиев успел схватить Сереброва за шкирку. В невесомости – если уж отлетел от станции обратно не вернешься сколько руками не греби.

Вообще, Сан Саныч по сути расплатился за космические полеты собственным здоровьем. В том же полете на «Мире» по распоряжению ЦУПа они выпустили в атмосферу станции кислород из привезенного грузовым «Прогрессом» бака. Логика земли была простая: раз привезли – надо использовать.

В результате кислорода оказалось на станции больше, чем нужно. Космонавты сожгли легкие.

— Мы потом долго не могли выдержать 15-минутный сеанс связи с землей – начинали сипеть – голоса садились, — рассказывал мне Сан Саныч. – А когда домой вернулся – кашлял страшно.

В этом же полете Серебров «подсадил» и желудок с кишечником. На «Мире» забился фильтр системы регенерации воды. Космонавты его раскрутили и обнаружили, что трубки забиты мутировавшими в космосе микроорганизмами. Нужно систему продуть. А чем? Серебров набрал в легкие воздух и дунул – с другой стороны трубки вылетел желто-черный «червь» длиной полтора метра. Бактерии попали и в желудок космонавта. На земле врачи только развели руками: «Вывести их не сможем, нет таких лекарств – у тебя внутри мутант».

Серебров мог бы, наверное, не рисковать здоровьем. Но тогда это был бы не он.

…Сан Санычу было 69 лет.

Серебров с его внешностью мог бы стать киноартистом и даже прошел кастинг на роль в фильме «Каникулы Кроша». Но предпочел космос.

В полетах он записывал телепрограмму «Уроки из космоса». Многие годы руководил всероссийским молодежным аэрокосмическим обществом «Союз». В апреле этого года космонавт давал интервью телевидению «Комсомолки». Я спросил его:

— Что в полете вам доставляло самое большое удовольствие?

— Смотреть на нашу землю, — мгновенно ответил он.

Поделиться видео </>

Александр Серебров: первый космический байкер.Последнее интервью легендарного летчика-космонавта «Комсомольской правде»

www.kp.ru

Космический мотоцикл: rossyu — LiveJournal

Юрий (rossyu) wrote,
Юрий
rossyu

Category:
Знаменитая на весь мир фотография астронавта Брюса Маккендлесса, во время испытания летающего кресла MMU (manned maneuvering unit), была сделана с борта космического корабля Челленджер STS-41B. Брюс стал первым человеком, вышедшим в открытый космос без какой-либо механической связи с кораблём (т.е. без страховочного фала).
Это случилось 7 февраля 1984 года. Первый раз Брюс Маккэндлесс провёл в свободном полёте 5 часов 55 минут. Задачей полёта была испытание автономной установки для перемещения и маневрирования космонавта (УПМК). И он справился с ней на отлично.
Через 2 дня Брюс испытал второе устройство — Manipulator Foot Restraint (MFR). И тоже успешно. Теперь американский астронавт побил свой собственный рекорд нахождения в свободном полёте без страховочного страпа — 6 часов 2 минуты. На большее просто не хватало кислорода в баллонах.
Устройство автономного маневрирования создавалось с той целью, чтобы астронавт NASA мог подлететь к неисправному спутнику и произвести ремонт в открытом космосе. За Два года с 1984 по 1986 американцы 6 раз совершали такие полёты. В начале проводили испытания, а потом удалось на практике отремонтировать два спутника — Westar VI и Palapa B2. Однако, посчитав все затраты на ремонт, американцы пришли к выводу, что такие операции обходятся весьма дорого, чем запустить новый спутник. И после аварии Челенджера в 1986 году на летающих креслах больше не летали.
А в это время, когда Брюс Маккэндлесс совершал испытания, где-то рядом пролетал советский корабль Союз Т-10 с тремя космонавтами на борту (Леонид Кизим, Владимир Соловьёв и Олег Атьков). Нет ни грамма сомнения, что они всё видели через иллюминатор (ведь одна из основных задач советских космонавтов — шпионить за американцами), но ни слова об этом в своих репортажах не сообщили. Наблюдая за испытанием летающего кресла, генеральные конструкторы СССР констатировали очередное поражение в области космонавтики. Опять американцы впереди.
Советские инженеры тут же кинулись изобретать свои аналоги. Оставить такое без «ответки» было недопустимо. До чего только не додумывались – реактивный ранец 21 КС; реактивная подкова УПМК; космический мотоцикл СПК 21 КС… Все эти образцы хранятся сейчас в музее космонавтики в Москве.
Шёл 1990й год. Все понимали, что СССР вот-вот развалится. Изобретения необходимо было срочно испытывать. В феврале 1990го года на станцию «Мир» доставили первые советские СПК 21 КС. Космонавты А. Викторенко и А. Серебров получили возможность испытать в космосе новинки отечественного ракетостроения. Космические мотоциклы СПК 21 КС на практике оказались жутко неудобными. Руки космонавта были жестко прикреплены к рукояткам управления, так что кроме как рулить, ничего нельзя было делать.
Говорят, что советские космонавты аж 15 раз «выезжали» в космос на своих реактивных устройствах, однако до сегодняшнего дня не предоставлено ни одного доказательства свободного полёта на автономном устройстве маневрирования. Лишь одни экспонаты в музее космонавтики и больше ничего.
Это даже ставит под сомнения, что советские космонавты могли выходить в открытый космос без страховочного фала. Скорее всего ответку сделать так и не удалось. Вот почему фотографии Брюса Маккендлесса не попали на страницы советской прессы. Позориться в СССР очень не любили.

  • Испытательный полигон Boston Dynamics

    Facebook post

  • Крик души

  • УКРОБОРОНПРОМ І ЛЕКЦІЯ З ІСТОРІЇ

    Ви знаєте, я цілковито вірю в твердження що в «Укроборонпромі» існує корупція. Взагалі, торгівля зброєю – один з найбільш…

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

rossyu.livejournal.com

В Подмосковье разработали космический мотоцикл

МОСКВА, 8 августа. В Научно-производственном предприятии «Звезда» придумали индивидуальное средство для перемещения в открытом космосе — так называемый космический мотоцикл — «Сейфер», сообщает Вести.Ру. По виду это обычный рюкзак, который крепят на новом скафандре «Орлан-МК». Внутри — 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

О личном транспорте для космонавтов задумались еще во времена «холодной войны». Тогда для военной станции «Алмаз» был спроектирован боевой мотоцикл. Предполагалось, что именно на нем советские космонавты будут подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку. Так выглядел мотоцикл для космических войн: 36 пороховых двигателей давали импульс космонавту на движение, сработал задний — космонавт летит вперед, передний — назад. Даже проводили испытания первой установки. «В связи с тем, что пороховой двигатель достаточно опасен, его горячая струя может повредить и корабль, и скафандр, это все было забыто», — вспоминает Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».

Проект мотозвездных войн так и остался неосуществимым. Однако в 1984 году за создание космического мотоцикла взялись плотно. Средство передвижения космонавта, или, как называют специалисты, СПК, получилось громоздким — почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы.

Первый действующий космический мотоцикл для облета станции «Мир» испытал Александр Серебров — летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял диковинным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней. «Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: «Оторвется!». Чувствовал, хрустальная тишина стоит», — вспоминает Серебров.

Вероятность оторваться у космонавта была высока. Однажды из-за неприкрученного поручня он чуть было не улетел в открытый космос. Хорошо, что вовремя заметил, успел зацепиться. Уже тогда Александр Серебров твердо решил, что делать, если трос не выдержит. «Я бы не стал дожидаться, когда кончатся запасы. Я бы открыл бы дверцу и сдох бы тут же. Это верная смерть», — признается космонавт-испытатель.

Испытания космического мотоцикла в начале 1990-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать грузы в космосе. Тогда на орбите планировалось грандиозное строительство. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. «Спутник отказал, если потерял ориентацию. Он может крутиться, как к нему подойти? А установка это позволяет. Я начинаю закручивать себя так, как мне нужно вращаться вместе со спутником, и смогу дотронуться до него, взять», — объясняет технологию сближения Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».

Совершив еще несколько полетов в космос, СПК вместе с «Миром» был затоплен. А космонавты остались без личного транспорта. Сегодня для передвижения в космосе в НПП «Звезда» придумали новый космический мотоцикл — «Сейфер». Он легче и совершеннее своего предшественника. Вот только на станции его пока нет. Космонавты уверяют, «Сейфер» — «Спаситель» им необходим. На мотоцикле передвигаться в космосе, как и на Земле, можно гораздо быстрее.

Научно-производственное предприятие «Машиностроительный Завод «Звезда» (НПП МЗ «Звезда», ранее — завод 918 МАП) — российское (советское) предприятие-разработчик систем жизнеобеспечения высотных полетов и космических исследований, средств спасения экипажей и пассажиров при авариях летательных аппаратов, систем дозаправки самолетов топливом в полете. Направления разработок включают космические скафандры, катапультные кресла, средства аварийного покидания самолетов, спасательные жилеты и огнетушители.

Предприятие расположено в подмосковном поселке Томилино, было основано в 1952 году для обеспечения советской космической программы. Основными направлениями разработок стало защитное снаряжение летчиков военной авиации, системы дозаправки в воздухе. С 1960-х годов завод начал разрабатывать скафандры, включая самый первый скафандр Юрия Гагарина. Созданный конструкторами завода «Звезда» скафандр «Орлан-М» использовался космонавтами на орбитальной станции «Мир» и эксплуатируется сегодня на Международной космической станции.

vpk.name

Российские инженеры работают на новым «сейфером» для космонавтов — Российская газета

Реактивный ранец, который поможет космонавтам свободно перемещаться и работать в открытом космосе, а в случае опасности вернуть их на борт космического корабля или станции, разрабатывается российскими инженерами.

На знаменитом Научно-производственном предприятии «Звезда», где вот уже много лет делаются не только космические скафандры, но и уникальные средства спасения для летчиков и космонавтов, ведутся опытно-конструкторские работы по тематике отечественного сейфера. То есть устройства, которое вернет космонавта на космический корабль или станцию, если вдруг тот при выходе в открытый космос отдалился на опасное расстояние. По словам специалистов, уже к концу года возможности прототипа реактивного ранца будут продемонстрированы на наземном стенде НПП «Звезда».

В принципе идея не новая. И для «Звезды» тоже. В СССР установка для перемещения и маневрирования космонавтов разрабатывалась еще для станции «Мир» и корабля «Буран». В 1990 году она была испытана космонавтами Александром Серебровым и Александром Викторенко. Потенциально установка позволяла космонавтам отдаляться от станции на 60 метров.

Тогда средство космического передвижения получилось громоздким — почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы. Первый действующий «звездный мотоцикл» для облета станции «Мир» испытал Александр Серебров — летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял уникальным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней.

— Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: «Оторвется!» Чувствовал, хрустальная тишина стоит, — вспоминал Серебров.

спасти должна автоматика: нажал на кнопку — устройство само привезло тебя к поручням космической станции

Однажды из-за неприкрученного поручня он чуть было не улетел в открытый космос. Как рассказывал космонавт корреспонденту «РГ», спасло то, что он вовремя успел зацепиться. «Мы имели возможность летать, как птица в облаках», — вспоминает Герой Советского Союза, летчик-космонавт Александр Викторенко. По программе испытаний «спасателя» планировался всего один выход в открытый космос. Его удачно провел Александр Серебров. О втором не шло и речи. Но космонавты рискнули и упросили ЦУП разрешить второй выход. Теперь управлять мотоциклом предстояло Александру Викторенко…

Испытания космического мотоцикла в начале 1990-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать и грузы в космосе. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. Надо сказать, что до этого советские и американские инженеры создали несколько прототипов реактивных ранцев для космонавтов, некоторые из которых испытывались в открытом космосе. Впервые ручное устройство маневрирования опробовал на орбите астронавт корабля «Джемини-4» Эдвард Уайт. После этого американскими специалистами был создан маневрирующий модуль астронавта, испытанный в 1984 году. В 1994 году американцы миссии шаттла испытали модуль для спасения в ходе выхода в открытый космос.

Для передвижения в космосе на НПП «Звезда» придумали новый космический мотоцикл — «сейфер». Он легче и совершеннее своего предшественника. По виду обычный рюкзак, который крепят на скафандре «Орлан-МК». Внутри — 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

По словам специалистов, в стрессовой ситуации, когда космонавт удаляется от станции, сложно рассчитывать, что он сможет оперативно сориентироваться в пространстве, правильно рассчитать траекторию полета и справиться со сложной системой управления «сейфером». Спасти человека должна автоматика: на

rg.ru

Изобретен космический мотоцикл :: Hi-tech :: Дни.ру

Исследователи одного из подмосковных научно-производственных предприятий придумали индивидуальное средство для перемещения в открытом космосе — так называемый космический мотоцикл. По виду это обычный рюкзак, который крепят на скафандре. Внутри — 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

О личном транспорте для космонавтов задумались еще во времена «холодной войны». Тогда для одной из советских военных станций был спроектирован боевой мотоцикл. Предполагалось, что именно на нем советские космонавты будут подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку.

Мотоцикл для космических войн имел 36 пороховых двигателей, которые давали импульс космонавту на движение, сработал задний — космонавт летит вперед, передний — назад. Даже проводили испытания первой установки. Но пороховой двигатель достаточно опасен, так как его горячая струя может повредить и корабль, и скафандр, поэтому ученые отказались от этой идеи.

Проект мотозвездных войн так и остался неосуществленным. Однако в 1984 году за создание космического мотоцикла взялись плотно. Средство передвижения космонавта, или, как называют специалисты, СПК, получилось громоздким — почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы.

Первый действующий космический мотоцикл для облета станции «Мир» испытал Александр Серебров — летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял диковинным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней. «Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: «Оторвется!». Чувствовал, хрустальная тишина стоит», — вспоминает Серебров.

Испытания космического мотоцикла в начале 1990-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать грузы в космосе. Тогда на орбите планировалось грандиозное строительство. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. Совершив еще несколько полетов в космос, СПК вместе с «Миром» был затоплен. А космонавты остались без личного транспорта, напоминает ИА «Росбалт».

Сейчас для передвижения в космосе ученые придумали новый космический мотоцикл. Он легче и совершеннее своего предшественника. На мотоцикле передвигаться в космосе, как и на Земле, можно гораздо быстрее.

dni.ru

В Подмосковье разработали космический мотоцикл

МОСКВА, 8 августа. В Научно-производственном предприятии «Звезда» придумали индивидуальное средство для перемещения в открытом космосе — так называемый космический мотоцикл — «Сейфер», сообщает Вести.Ру. По виду это обычный рюкзак, который крепят на новом скафандре «Орлан-МК». Внутри — 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

О личном транспорте для космонавтов задумались еще во времена «холодной войны». Тогда для военной станции «Алмаз» был спроектирован боевой мотоцикл. Предполагалось, что именно на нем советские космонавты будут подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку. Так выглядел мотоцикл для космических войн: 36 пороховых двигателей давали импульс космонавту на движение, сработал задний — космонавт летит вперед, передний — назад. Даже проводили испытания первой установки. «В связи с тем, что пороховой двигатель достаточно опасен, его горячая струя может повредить и корабль, и скафандр, это все было забыто», — вспоминает Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».

Проект мотозвездных войн так и остался неосуществимым. Однако в 1984 году за создание космического мотоцикла взялись плотно. Средство передвижения космонавта, или, как называют специалисты, СПК, получилось громоздким — почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы.

Первый действующий космический мотоцикл для облета станции «Мир» испытал Александр Серебров — летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял диковинным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней. «Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: «Оторвется!». Чувствовал, хрустальная тишина стоит», — вспоминает Серебров.

Вероятность оторваться у космонавта была высока. Однажды из-за неприкрученного поручня он чуть было не улетел в открытый космос. Хорошо, что вовремя заметил, успел зацепиться. Уже тогда Александр Серебров твердо решил, что делать, если трос не выдержит. «Я бы не стал дожидаться, когда кончатся запасы. Я бы открыл бы дверцу и сдох бы тут же. Это верная смерть», — признается космонавт-испытатель.

Испытания космического мотоцикла в начале 1990-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать грузы в космосе. Тогда на орбите планировалось грандиозное строительство. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. «Спутник отказал, если потерял ориентацию. Он может крутиться, как к нему подойти? А установка это позволяет. Я начинаю закручивать себя так, как мне нужно вращаться вместе со спутником, и смогу дотронуться до него, взять», — объясняет технологию сближения Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».

Совершив еще несколько полетов в космос, СПК вместе с «Миром» был затоплен. А космонавты остались без личного транспорта. Сегодня для передвижения в космосе в НПП «Звезда» придумали новый космический мотоцикл — «Сейфер». Он легче и совершеннее своего предшественника. Вот только на станции его пока нет. Космонавты уверяют, «Сейфер» — «Спаситель» им необходим. На мотоцикле передвигаться в космосе, как и на Земле, можно гораздо быстрее.

Научно-производственное предприятие «Машиностроительный Завод «Звезда» (НПП МЗ «Звезда», ранее — завод 918 МАП) — российское (советское) предприятие-разработчик систем жизнеобеспечения высотных полетов и космических исследований, средств спасения экипажей и пассажиров при авариях летательных аппаратов, систем дозаправки самолетов топливом в полете. Направления разработок включают космические скафандры, катапультные кресла, средства аварийного покидания самолетов, спасательные жилеты и огнетушители.

Предприятие расположено в подмосковном поселке Томилино, было основано в 1952 году для обеспечения советской космической программы. Основными направлениями разработок стало защитное снаряжение летчиков военной авиации, системы дозаправки в воздухе. С 1960-х годов завод начал разрабатывать скафандры, включая самый первый скафандр Юрия Гагарина. Созданный конструкторами завода «Звезда» скафандр «Орлан-М» использовался космонавтами на орбитальной станции «Мир» и эксплуатируется сегодня на Международной космической станции.

www.rosbalt.ru

Космический «мотоцикл» — Волков бояться, в лес не удаляться, а если удалился

В Научно-производственном предприятии «Звезда» придумали индивидуальное средство для перемещения в открытом космосе — так называемый космический мотоцикл — «Сейфер». По виду, обычный рюкзак, который крепят на новом скафандре «Орлан-МК». Внутри — 16 реактивных двигателей и специальные штанги с пультами управления.

Космонавты покидают МКС. Вокруг безопорное пространство и вакуум. Малейшая неосторожность — и можно улететь в неизвестном направлении, стать искусственным спутником Земли. Спасительный трос и карабин — единственное, что соединяет космонавта с родной станцией.

40 лет назад в секретных советских КБ кипела работа. Для безопасности в космосе требовалось автономное средство передвижения. Своеобразный личный военный мотоцикл для космонавта. О личном транспорте для космонавтов задумались еще во времена холодной войны. Тогда для военной станции «Алмаз» был спроектирован боевой мотоцикл. Предполагалось, что именно на нем советские космонавты будут подлетать к вражеским спутникам и закладывать взрывчатку.

Так выглядел мотоцикл для космических войн: 36 пороховых двигателей давали импульс космонавту на движение, сработал задний — космонавт летит вперед, передний — назад. Даже проводили испытания первой установки. «В связи с тем, что пороховой двигатель достаточно опасен, его горячая струя может повредить и корабль, и скафандр, это все было забыто», — вспоминает Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».
Проект мотозвездных войн так и остался неосуществимым. Однаков 1984 году за создание космического мотоцикла взялись плотно. Средство передвижения космонавта, или, как называют специалисты, СПК, получилось громоздким — почти 400 килограммов. Двигатели на сжатом воздухе могли обеспечить 6 часов автономной работы. Все его системы были дублированы.

Геннадий Глазов — первый водитель космического мотоцикла, правда, на Земле. Стенд полностью имитирует полет в космическом пространстве. Совсем нет соприкосновения с поверхностью. Воздушная подушка дает эффект зависания. Конечно, не невесомость, но очень на нее похоже. На стенде испытатель Глазов отрабатывал все, что делали космонавты на орбите. «С помощью этих рычажков космонавт управлял линейными перемещениями: вперед-назад, вверх-вниз», — демонстрирует тренажер Геннадий Глазов, главный специалист по космическим скафандрам, испытаниям и эксплуатации НПП «Звезда».

Первый действующий космический мотоцикл для облета станции «Мир» испытал Александр Серебров — летчик-космонавт, Герой Советского Союза. Почти 40 минут он управлял диковинным транспортным средством. Отрывался от станции и парковался к ней. «Оказывается, в невесомости совсем другой коэффициент трения. Я должен был отлететь на 25 метров, а улетел на 30. В ЦУПе было напряжение жуткое: «Оторвется!». Чувствовал, хрустальная тишина стоит», — вспоминает Серебров.

Вероятность оторваться у космонавта была высока. Однажды из-за неприкрученного поручня он чуть было не улетел в открытый космос. Хорошо, что вовремя заметил, успел зацепиться. Уже тогда Александр Серебров твердо решил, что делать, если трос не выдержит. «Я бы не стал дожидаться, когда кончатся запасы. Я бы открыл бы дверцу и сдох бы тут же. Это верная смерть», — признается космонавт-испытатель.

Испытания космического мотоцикла в начале 90-х прошли успешно. С его помощью можно было передвигать грузы в космосе. Тогда на орбите планировалось грандиозное строительство. На такой установке космонавт мог даже ремонтировать спутники. «Спутник отказал, если потерял ориентацию. Он может крутиться, как к нему подойти. А установка это позволяет. Я начинаю закручивать себя так, как мне нужно вращаться вместе со спутником, и смогу дотронуться до него, взять», — объясняет технологию сближения Александр Лившиц, начальник расчетно-теоретического отдела НПП «Звезда».
Совершив еще несколько полетов в космосе СПК вместе с «Миром» был затоплен. А космонавты остались без личного транспорта. Сегодня для передвижения в космосе в НПП «Звезда» придумали новый космический мотоцикл — «Сейфер». Он легче и совершеннее своего предшественника. Вот только на станции его пока нет. Космонавты уверяют, «Сейфер» — «Спаситель» им необходим. На мотоцикле передвигаться в космосе, как и на Земле, можно гораздо быстрее.

kstk71.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о